Прощай, Байден! Здравствуй, Пенс?

Вице-президент Соединенных Штатов Америки Джо Байден, полномочия которого завершатся 20 января, накануне закончил свой последний визит в Украину. В период каденции Барака Обамы в его первый сподвижник получил кураторство над «украинским вопросом» и вовсю им занимался – несколько раз Байден непосредственно посетил Киев, а также регулярно держал руку на пульсе событий в телефонном режиме с президентом Петром Порошенко. Со времен Альберта Гора, вице-президента в администрации Билла Клинтона, и межгосударственной комиссии «Кучма-Гор» в конце 90-х гг. – это самый интенсивный период в американо-украинских отношениях.

Однако, дальнейшие перспективы диалога и, особенно, партнерства между обоими государствами окутаны неопределенностью. Избран президентом на выборах в ноябре эксцентричный миллиардер Дональд Трамп пока не является понятным и прогнозируемым для демократического мира через свои неоднозначные заявления, в т. ч. и относительно Украины, и нескрываемую симпатию к российскому лидеру Владимиру Путину. Все это вкупе дает пессимистические прогнозы о завершении медового месяца в отношениях США и Украины.

И на самом деле, если снять «розовые» очки, то можно увидеть – администрация Барака Обамы искусственно ограничивающей возможности углубления сотрудничества между Киевом и Вашингтоном. 44-й президент Соединенных Штатов через получение Нобелевской премии мира почти сразу после избрания на пост стал заложником этой награды, отгородившись от военизированных конфликтов по всему миру. Он вместе с госсекретарем Хиллари Клинтон сначала объявил курс на перезагрузку отношений с Кремлем, закрыв глаза на агрессию в Грузии, заключил мирное соглашение с Ираном, ощутимо уменьшил поддержку Израиля в его противостоянии с радикальными соседями, неохотно присоединился к событиям в Сирии.

Обаме легче было заниматься внутренней политикой США, которая требовала решительных реформ после финансово-экономического кризиса 2008 года. Поэтому, достигнув успехов в этой сфере, первый афроамериканец на посту президента и его администрация почти полностью провалили внешнюю политику. И украинские проблемы – часть этого процесса. Интенсификация двустороннего диалога благодаря стараниям вице-президента Джо Байдена, однако, имеет слабый коэффициент полезного действия. Вот и во время своего последнего визита в Украину он вновь призвал к выполнению Минских соглашений, поддержки свободной демократии, а главное просьбу официального Киева о предоставлении летального оружия – так и осталось заблокированным президентом Обамой, несмотря на давление Конгресса.

Какими будут отношения между Украиной и Соединенными Штатами во главе с Дональдом Трампом – вопрос открытый. Несмотря на все заявления новоизбранного президента и представителей его команды, окончательное мнение относительно дальнейшего сотрудничества с официальным Киевом еще не сформирован. И первоочередной задачей украинской власти является исключение проблем Донбасса и Крыма с т. наз. «больших торгов» – гипотетической сделки между США и Россией относительно общего решения насущных мировых проблем (Украина, Сирия, Иран, «Исламское государство», экспансия Китая). Именно это является главной угрозой для нашего государства.

Ни война, ни мир на Донбассе, невозможность полной реализации Минских соглашений, желание отдельных европейских стран снять санкции против России как можно скорее создают удобный фон для принятия «пакетного» решения, которое удовлетворит всех главных игроков (США, ЕС, РФ). По мнению украинцев или сирийцев в такой ситуации считаться не будут по аналогии с Чехословакией 1938 года или Боснией 1995-го.

Президент Порошенко, отечественное МИД потому и должны приложить все усилия для того, чтобы Украина и США стали долгосрочными партнерами, независимо от того, кто занимает главные должности в Белом доме и на киевской улице Банковой. Если наше государство проявит себя как остров либеральной демократии, борющейся с гигантом автократии, который стремится реанимировать Советский Союз, то «ястребы» в будущей администрации Трампа смогут взять верх над теми, кто хочет умиротворить Россию. Это может возродить риторику про «империю зла» вроде рейгановской.

И для этого Украине придется менять собственный имидж. За последние 25 лет страна прошла цикл от «потенциальной Югославии с ядерным оружием» к черной дыре траншей от МВФ с парализованным государственным аппаратом, где коррумпированная верхушка активно осваивает эти средства. Поддерживать такой режим даже на уровне администрации Обамы – значительный репутационный риск. Третий год президентства Петра Порошенко (а еще семь лет обучения на факультете международных отношений и международного права Киевского университета и полгода на посту министра иностранных дел), кажется, так и не научили его: в глобализированном мире внутренняя политика не может быть диссонансом внешней. Нельзя рассказывать о приверженности к свободе слова, рыночной экономики, демократии на зарубежных трибунах, а внутри страны оказать давление на владельцев медиа, расставлять смотрящих на стратегических госпредприятиях для контроля за финансовыми потоками, выводить средства в оффшоры, клеймить неугодных ярлыком «измены» или «агента Кремля». Если президенту Порошенко доверяет менее 10% граждан, то почему ему должен просто так поверить Дональд Трамп?..